Финансовая система

Понятие финансовой системы является развитием более общего определения — финансы. Финансы, как отмечалось ранее, вы­ражают экономические общественные отношения.

Приватизация по индивидуальным проектам

Страница 5

Другая часть комеди-шоу состоит в том, что и власть Казахстана не стала выяснять, кто представляет «Айведон», кто управляет ССГПО от ее имени. Не странно ли, что фирма «Ай­ведон» год управляет ССГПО и еще год владеет 50%-ной долей акций компании и продолжает управлять, а власть понятия не имеет, кто стоит за TWG, KMR и «Айведоном», кому она доверила управление, кто приватизировал предприятие с серьезными обязательствами. Премьер-министр Н. Балгимбаев, не моргнув глазом, заявляет парламентариям в 1998 году, что «мы выясним, кто владелец «Айведона».

Из этой же «оперы» следует рассказать о владельце хромового комплекса Казахстана, объ­единенного в корпорацию «Казхром», куда вошли Актюбинский и Аксуский ферросплавные за­воды, и Донского ГОК - фирме «Джапан Хром», которая, оказывается, не имеет японского про­исхождения, и владельце АО «Мангистаумунайгаз», в котором, по слухам, до сих пор так и не обнаруживается индонезийского следа. Это ли не тот редкий случай, когда никто не скандалит и не интересуется истинным владельцем компании?

Все это печально, ибо, как пишет М. Тэтчер, «общество, в котором есть сомнения по поводу того, кому что принадлежит, не может рассчитывать на продолжительное и успешное развитие»1. 'Тэтчер М. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира. М.: Альпино Паблишер, 2003. С. 446.

Власть не могла и не должна была не знать реальных владельцев таких предприятий, как АО «Мангистаумунайгаз», ССГПО, Карметкомбинат и т.д.

В любой демократической стране такое правительство немедленно было бы отправлено парламентом в отставку, а конкретные лица, осуществлявшие приватизацию, привлечены к суду

- если нет, это был бы неизбежный парламентский кризис. Получилось, рука руку моет, правда, нам удивляться нечему. У нас такая специфика, которая делает невозможным становление Казах­ стана как демократической страны (в общественном смысле), а потому можно и не знать владель­ цев собственности, если даже она представлена такими крупными предприятиями, как ССГПО, Кармет, АО «Мангистаумунайгаз» и многими другими.

На самом деле очень похоже, что это был розыгрыш, спектакль, поставленный в коме­дийном жанре, по заранее продуманному всеми его участниками сценарию. Очевидно, что М. Баженову нужно было уехать в Россию с нажитым добром, без суда и следствия, а А. Маш-кевичу - сменить его, чтобы наживать свои миллиарды долларов. Чтобы это было правдоподоб­ным, разыграли трагедию: Баженов, владелец «Айведона», не пускал на комбинат Машкевича

- тоже владельца «Айведона», с представителем Госимущества РК, который пытался взять браз­ ды правления в свои руки. После этого в казахстанских СМИ пошла война компроматов между Баженовым и Машкевичем, показавшая истинное лицо и достоинства иностранных владельцев казахстанской жизненно важной собственности. На самом деле не показала, а лишь подтвердила то, что говорилось в прессе и кулуарах о них, какие они на самом деле, какие сомнительные дела они разворачивают в Казахстане.

Все дело завершилось в конце 1997 года отзывом правительством 39%-ного госпакета акций ССГПО из «Айведона» и снятием с должности президента М. Баженова. На его место был на­значен И. Едильбаев, пенсионер, бывший работник ЦК КП Казахстана. В конечном счете ССГПО перешло в руки А. Машкевича.

Этот скандальный сценарий стал широко распространенным. Вначале предприятие отда­валось под простое управление какой-либо иностранной компании, которая вскоре приобретала контрольный пакет акций. Затем объявлялся тендер, победителем которого становилась, как пра­вило, другая иностранная компания. А спустя некоторое время контракт расторгался, и владель­цем казахстанского предприятия становилась уже третья иностранная компания. Таким образом происходила приватизация АО «Балхашмыс», АО «Казахалтын», АО «Атырауский нефтеперера­батывающий завод», угольного месторождения «Шубаркульский разрез», АО «Целинный горно-химический комбинат», АО «Химкомбинаты фосфорного комплекса Казахстана» и многих дру­гих крупных предприятий. Удачно, без скандалов приватизированных компаний были единицы.

Это не случайно, потому что тендеры, как правило, проходили конфиденциально, непро­зрачно, проводились без тщательного изучения состояния приватизируемых предприятий. Как-никак, они были крупными производственно-хозяйственными комплексами с огромным имуще­ством. Правительство порою не знало реальной ситуации с распределением акций предприятий между акционерами, в том числе собственной государственной доли. При этих условиях объявление о выставлении объекта на тендер и проведение тендера нередко происходило чуть ли не в один день. Правительство не применяло к приватизируемым объектам единый подход. Одни предприятия продавали с очищением от долгов, а другие - нет, причем зачастую это зависело и от того, какой компании объект продавался. При этом оно, меняя управляющих трастовых ком­паний, меняя новых владельцев предприятий, мало что знало о том, что представляют собой эти фирмы, кто за ними стоит, каковы их репутация на мировом рынке, опыт в отраслях, кому при­надлежат приватизируемые объекты и т.д.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

История финансов

О будущем можно одно сказать с уверенностью – мы не знаем что нас ждет. В XX веке американцы активно инвестировали в акции, основной доход был получен благодаря изменению курсовой стоимости акций...

Народная мудрость

"Если бы получить кредит в банке было так просто, как утверждает реклама, никто бы не грабил банки."

"Банк - это место. где вам дадут денег взаймы, если вы докажете, что они вам не нужны."

Фраза дня

От спекуляций на бирже следует воздерживаться в двух случаях: если у вас нет средств, и если они у вас есть.

Марк Твен